Odessa.Dyuklavita.Odess.Ita
     Есть Одесса - город на северном побережье Черного моря, крупный порт Украины, и есть Одесса - город мифической удачливости и героики, красоты и блеска, юмора и веселья, населенный удивительным народом - одесситами. Но самое поразительное в том, что существование одной Одессы не опровергает реальности существования второй.
     А с тех пор как в 1823 году в Одессу приехал Александр Сергеевич Пушкин и начался отсчет литературы об Одессе, рожденной самой Одессой…
     С незапамятных времен в Северном Причерноморье жили люди. Это и неудивительно. Теплое море, реки, леса щедро снабжали человека своими дарами.
     В более далекие времена здесь обитали киммерийцы, скифы. Начиная с VII века до новой эры, появились греческие колонисты.
     В период Киевской Руси, земли нынешней одесской области были заселены восточно- славянскими племенами тиверцев и уличей.
     В ХIII - ХIV веках, когда в Северном Причерноморье хозяйничали татары, на месте нынешней Одессы была стоянка генуэзских судов. Старинные порталы (морские карты) донесли до нас ее название - Джинестра, так по-итальянски называется дрок - кустарниковое растение с желтыми цветками, особенно распространенное в причерноморских степях.
     К ХV веку относится документ, в котором впервые упоминается поселение Качибей - ближайший предшественник города.
     Некоторые ученые считают, что название поселения связано с именем крымского хана Кочубы, другие - литовского шляхтича Коцюбы Якушинского. К концу ХIV началу ХV веков Северо-западное Причерноморье перешло из-под владычества татар под власть Великого княжества Литовского. Полагают, что именно в то время Коцюба Якушинский и заложил у Хаджибеевского лимана, небольшое поселение, получившее его имя.
     Точная дата возникновения поселения неизвестна, а название в различное время и в различных источниках не одинаковое. Можно предположить, что это различные варианты одного и того же слова, изменявшегося под воздействием различных языков: Качибей, Коцюбей, Кацюбеев, Хаджибей, Гаджибей, Аджибей.
     Первое письменное упоминание о Качибее обнаружено документом датированном 1415 годом, об отправке в Константинополь нескольких судов, груженых зерном. Это было значительное поселение с морской пристанью. Сюда по томительно однообразной, пыльной степи (казаки называли дорогу к Качибею Черным или Шпаховым шляхом) тянулись валки с добротным галицийским, волынским, подольским зерном. Здесь его грузили на суда для отправки морем. В обратный путь обозы возвращались, груженые солью, вяленой рыбой, заморскими товарами. Доставляли в Качибей грузы по рекам Южный-Буг - Кодыма - Куяльник.
     В ХV веке в Северном Причерноморье обосновались турецкие захватчики. Качибей же, в конце ХV века вновь захватило Крымское ханство - вассал оттоманской империи. Отныне за поселением твердо закрепилось название - Хаджибей. Оно встречается и на карте "Украина в ХVI веке", где указывается, что находившиеся здесь замок и укрепления Великого княжества Литовского разрушены татарами.
     Начиная с ХVII века Хаджибей снова стал оживленным приморским пунктом. Здесь часто бросали якоря суда из стран Малой Азии. Из Хаджибея в Турцию отправлялись сельскохозяйственные продукты. Через эту гавань переправляли и невольников, захваченных татарами при разбойничьих набегах на украинские земли.
     Рядом с уже знакомым нам Хаджибеем турки построили в начале 60-х годов ХVIII века небольшую крепость Ени-Дунья (Новый Свет). Ее возвели на обрывистом, поросшем мелким кустарником берегу, в северной части нынешнего Приморского бульвара.
     В период турецкого владычества богатая и плодородная степь была опустошена и превратилась в Дикое поле. Только ветер, поднимая волнами ковыль, свободно гулял по его необозримым просторам. А по ночам над степью раздавался заунывный волчий вой. Едва заметными ручейками извивались тропы, соединявшие хутора. В них, прячась от разбойничьих глаз янычар, крымских татар, жили в норах-землянках "сиромахи" беднейшая часть украинского казачества и беглые крепостные, уходившие от панской неволи на "Туретчину".

Останки крепости в Одессе
     Во второй половине ХVIII века в районе Хаджибея основалось не мало запорожцев. Они поселились на приморской песчаной пересыпи, вдоль балок у Хаджибеевского и Куяльницкого лиманов. Так возникли хутора Нерубальское, Усатова и другие. Их жители занимались хлебопашеством, огородничеством, рыбной ловлей, добычей соли, поставляя эти продукты населению Хаджибея. Жили в хуторах также камнерезы, мельники, кожевники.
     Неспокойно жилось в крепости Ени-Дунья турецкому гарнизону. Вскоре после сооружения крепости, в 1768 году, началась русско-турецкая война, продолжавшаяся до 1774 года. В ту пору дважды - в 1769-м и 1770 годах - совершали дерзкие набеги на Хаджибей запорожские казаки. И хоть овладеть самой крепостью им не удавалось, они, нагнав страху на врага, возвращались в свой стан с богатыми трофеями.


Останки крепости в Одессе
     Незадолго до окончания войны, русскими войсками была взята и крепость Ени-Дунья. Однако по условиям Кючук - Кайнарджийского мира 1774 года часть территорий Северного Причерноморья, на которой находился Хаджибей с крепостью Ени-Дунья, вновь отошла к султанской Турции.
     Только через пятнадцать лет после Кючук - Кайнарджийского мира это турецкое укрепление окончательно пало. 14 сентября 1789 года (в ходе русско-турецкой войны 1787 - 1791 годов) она была взята штурмом отряда генерал - майора Иосифа де-Рибаса из корпуса суворовского генерала И.В. Гудовича и отрядом Черноморских казаков под командованием Антона Головатого и Захария Чепиги. Крепость была взята изолированно и самостоятельно, после долгой подготовки нападения на нее, подготовки, которую де-Рибас делал один, делясь своими планами только с ближайшими соратниками, в числе, которых беззаветно преданы ему были Черноморские казаки.

Стены крепости в Одессе
     Хаджибей к моменту его освобождения от турецких захватчиков в основном состоял из землянок и убогих халуп. Крепость, возвышавшаяся на обрывистом берегу, разделяла поселение на две части. Одна из них низменная - была расположена на Пересыпи, у берегов лиманов - Хаджибейского и Куяльницкого. Другая простиралась по плато в сторону нынешних площадей Мира и Театральной. Здесь находились базар, лавки, кофейни. Ближе к морю, на пристани, был небольшой маячок, выстроились в ряд амбары с провиантом для гарнизонов и товарами, предназначенными для отправки в Турцию.



Башня крепости в Одессе
     Де-Рибас остался в Хаджибее, как в самом удобном пункте для осуществления идеи о создании на Черном море особой гребной флотилии в подспорье к большому военному флоту, которым командовал тогда Ушаков. Генерал - майор планировал создать флотилию из трех береговых лансонов, которые были затоплены турками, когда их флот собирался уйти от русских в открытое море. Именно де-Рибас со своими Черноморцами (Черноморскими казаками) поднял их. И уже в конце 1889 года под Хаджибеем стояла чудом, воскресшая из глубины моря флотилия, вся оснащенная и вооруженная, на которой уже работали запорожцы. Де-Рибасом было предложено построить на месте Хаджибея гавань для стоянки морского флота.
     План основания Одессы так же, как и нападения был выбран систематично, основательно, и неудивительно, что когда в последствии был поднят вопрос о построении порта и города на Черном море, то из трех проектов, наметивших три пункта: Очаков, Кинбурн и Хаджибей, был почти бесспорно одобрен третий, составленный де-Рибасом и де-Воланом (инженер полковником).
     27 мая 1794 года правительство утвердило "План пристани и города Хаджибей", предусматривавший создание нового портового города на черном море. Рескрипт, полученный на имя вице-адмирала де-Рибаса, предписывал незамедлительно приступить ему к строительству города и работы "производить под надзиранием графа Суворова - Рымнинского".

Основатель Одессы - Иосиф де Рибас
     "Основатель Одессы - Иосиф де Рибас, неаполитанский подданный" - это выражение, словно пророчество, связало навсегда Одессу и Италию...
     В советские времена, об историческом акте закладки нового города напоминала мемориальная доска, прикрепленная к фасаду входного павильона Морского пассажирского вокзала на улице Суворова. На доске было написано: "Здесь 22 августа (2 сентября) 1794 года были заложены первые сооружения, положившие начало строительству порта и города Одессы".
     Впервые новое название города встречается 10 января 1795 года. А 27 января того же года в рескрипте об организации Вознесенской губернии указывалось, что к ее Тираспольскому уезду приписан "город Одесса, татарами Гаджибей именованный". В течении почти двух месяцев в Петербурге молодой город уже именовали Одесса, а на месте - по-прежнему Хаджибеем.
     Что же означает слово "Одесса" и почему именно им был назван недавно завоеванный город?
     В последней четверти XVIII века новые города, возникавшие в освобожденном от турок Причерноморье, стали называть древнегреческими именами.
     Полагают, что Одесса своим происхождением обязана древнегреческому Одессосу. Само слово одессос, по утверждению некоторых специалистов, означает "великий торговый путь".
     Ученым издавна было известно, что в незапамятные времена где-то на западе Черного моря, на берегу небольшого залива, находилась древнегреческая колония Одессос. Точно ее местоположения к моменту основания Одессы никто не знал. Предполагали, что она была где-то на берегу Хаджибейского залива, но в последствии выяснилось, что Одессос находился на месте нынешнего болгарского порта Варна, который после Второй мировой войны являлся городом-побратимом Одессы.
     Существует также легенда, в которой даже называется дата царского повеления - 6 января 1795 года. В этот день, как утверждает легенда, в Петербургском дворце на балу зашел разговор о Хаджибее. В ходе разговора кто-то предложил переименовать город, напомнив о древнегреческой колонии Одессос. И вот тогда Екатерина II будто бы повелела:
- Пусть же Гаджибей носит эллинское название, но в женском роде.
     Исходя из другой легенды, название "Одесса" было предложено самим де-Рибасом по настоянию митрополита Гавриила, родом грека, который так же знал о существовании на месте Хаджибея греческого Одессоса. Митрополит екатеринославский и таврический Гавриил, узнав о предстоящей постройке православного города на мусульманской территории, поспешил прибыть в Хаджибей, чтобы благословить начатые работы. С благословения Гавриила, в присутствии де-Рибаса и де-Волана, 22 августа 1794 году и было положено основание нашего города.
     И ровно через 55 лет после положения фундамента - 22 августа 1849 года - был впервые торжественно отпразднован в Одессе день этого великого события.
     Достаточно любопытно историческое совпадение. На корабле де-Рибаса под Измаилом, в 1790 году, т.е. за четыре года до основания Одессы, встретились вместе четыре человека, имевшие на судьбу Одессы самое ближайшее влияние. Адмирал де-Рибас - основатель Одессы, де-Волан, его непосредственный помощник по составлению плана города и по постройке порта, герцог де-Ришелье, через шесть лет после де-Рибаса принявший градоправительство Одессы и создавший ее благосостояние и граф Ланжерон, преемник Ришелье, тоже градоначальник.
     Только в блестящие дни царствования Екатерины II могли происходить такие случайности, носящие характер предопределения.
     Поначалу Одесса была осчастливлена милостями Екатерины при де-Рибасе, навлекшая этим, впоследствии, немилость Павла. И, наконец, только личным отношением Государя Александра I к Ришелье можно объяснить те бесчисленные благодеяния, которыми была осыпана Одесса при герцоге.
     Труднейшая, черная работа по завоеванию Хаджибея и по основанию Одессы была совершена де-Рибасом. Герцогу де-Ришелье, личности высоко выдающейся по ясности и благородству мысли, по кристаллической душевной чистоте и по государственному гению, бывшему восторженному подчиненному де-Рибаса, довелось закончить и упрочить начатое им дело благосостояния Одессы. А на третьего участника победного пира под Измаилом пала задача продолжать труды своих предшественников. При Ланжероне было учреждено в Одессе давшее так много благ юному городу порто - франко.



Памятник Дюку Ришелье      Арманд-Эманюэль София-Септимани дю Плесси, граф де Шинон, герцог де Фронсак, герцог де Ришелье - известный всем как герцог (дюк) Ришелье.
     Хотелось бы особо отметить эту выдающуюся личность. Не рассказать, хотя бы вкратце о деятельности Ришелье в Одессе, значит умолчать о ее ярчайшей истории, умолчать о ее наилучшем благодетеле. Ведь не зря на приморском бульваре, возвышающийся над всеми, красуется памятник дюку де Ришелье - визитная карточка Одессы.
     Как только я узнала о заслугах герцога, во мне заговорила гордость, гордость за нашего градоначальника, воистину самого настоящего одессита!
     Самое приятное это то, что какую бы не читал литературу по истории Одессы везде можно встретить лишь самые восторженные и добрые слова о герцоге Ришелье.
     Итак, Арманд-Эманюэль родился 25 сентября 1766 года, во Франции, в одной из наиболее известных во всей Европе аристократических семей. Он являлся пятым представителем герцогского дома Ришелье, берущего свое начало в 1631 году, Арманд-Эманюэль приходился правнучатым племянником основателю этого дома, кардиналу Ришелье, знаменитому министру Людовика ХIII.
     Герцог рано потерял мать и в детстве воспитывался под присмотром своих тетушек. В юности он получил блестящее образование. Ришелье свободно владел не только латинским и древне греческим, а также в совершенстве владел немецким, английским и итальянским. Позже, за несколько месяцев он овладел русским языком, удивив всех окружающих такими феноменальными способностями его памяти.
     Уже в юности отчетливо проявились его основные черты характера. Ум, природная доброта, широкая образованность и, вместе с тем твердость, решительность, верность слову и преданность друзьям, сочетались в нем с такой трогательной застенчивостью и неприятием к роскоши. Даже в юные годы, когда, в силу его положения, перед ним раскрывались самые соблазнительные искушения , он не любил великосветского общества и под любым предлогом старался избегать посещений Версальского дворца.
     Но личная жизнь Арманда-Эманюэля сложилась неудачно. В пятнадцатилетнем возрасте, не видя будущей невесты, он был помолвлен с представительницей могущественного и прославленного рода Розалией Рошешуар. Свадьба должна была состояться, когда ему едва исполнилось 18 лет. Накануне бракосочетания Ришелье впервые увидел свою будущую жену и был поражен ее уродством. Произошел крупный скандал, но слово было дано... Спустя несколько месяцев после бракосочетания Ришелье уехал в длительное путешествие. Супруги остались лишь друзьями, вместе так и не жили, но, не смотря на это, сохранили теплые отношения друг к другу. Конечно, у Ришелье были все возможности, чтобы найти утешения в увеселительных похождениях в среде "золотой молодежи", но здесь уже были замешаны такие понятия как честь и человеческое достоинство, столь мало понимаемые в высших кругах Франции предреволюционного времени.
     Позже он уехал из Франции, а со временем поступил на военную службу России. Здесь я не буду рассказывать о его военных подвигах. Отмечу только, что своими действиями он приобрел высокую репутацию среди офицеров русской армии. Герцог был допущен в избранный круг Екатерины II и был дружен с наследником престола Александром I.
     Когда же на престол взошел Павел I. Герцог, как впрочем и Одесса, попал в немилость. Удар, который был нанесен юному городу Павлом I был настолько чувствителен, а новые указы царя такими противоречивыми, что все говорило о предстоящем длительном провинциальном прозябании. К счастью этого не случилось. Дворцовый переворот 11 марта 1801 года возвел на престол Александра I, который вернул былое покровительство Одессе.
     Одесса, нуждавшаяся в энергичном руководстве, получила такового. Герцог Ришелье был назначен на пост градоначальника указом от 27 января (8 февраля) 1803 года. А в марте он уже прибыл в Одессу.
     Немедленно исправить финансовое и хозяйственное состояние города Ришелье не мог. Но им сразу же был заложен такой мощный экономико-социальный механизм, большинство пунктов из которого на много лет вперед определили удивительно быстрый рост Одессы, одного из наиболее динамично развивавшихся городов Европы ХIХ.
     Пост градоначальника, позволял на практике применить Ришелье прогрессивные для того времени теоретические взгляды на необходимость свободы торговли, земледелия, производственной деятельности, активное накопление и оборот капиталов и многое-многое другое.
     При этом герцог не забывал и своих обязательств перед семьей. Все свои доходы во Франции, возвращенные Наполеоном, после личного обращения Александра I, он передал в распоряжение двух своих сестер и жены.
     Первое, чего удалось добиться герцогу Ришелье - это "для продолжения в море недоконченного в Одессе маяка и для произведения в порте исправлений и работ… отныне уделять пятую часть таможенных сборов города, вместо десятой". Одновременно было разрешено взимание сбора с судов, прибывших в Одесский порт, из которого половина шла в казну, а остальная часть в городской бюджет.
     Особое значение Ришелье придавал увеличению заграничной торговли. Достаточно сказать, что за два года пребывания его на данном посту цифра иностранных судов со 100 увеличилась до 666 кораблей. Чтобы привлечь русских и иностранных купцов герцог принимал различные меры. Создал коммерческий суд, променную контору, уменьшил таможенную пошлину на 25 %.
     Необычайно эффективной мерой стало разрешение русским и иностранным купцам провозить через Одессу иностранные товары, за исключением запрещенных, транзитом в Молдавию, Валахию, Австрию и Пруссию. Это резко подняло значение Одесского порта как одного из важнейших в морской торговле для Центральной и Восточной Европы. Кроме того Ришелье добился разрешения учредить в Одессе складочные магазины для беспошлинного складирования в них до полутора лет иностранных товаров.
     В совокупности все эти меры и дали положительный результат в торговой активности города. Это была хотя и важная, но всего лишь часть многогранной деятельности градоначальника Одессы в данный период. Ришелье с самого начала стремился к гармоничному развитию города. Желая сделать Одессу как можно более привлекательной для жителей и приезжающих, герцог всячески поощрял создание городского театра, где выступали, столь привлекательные, итальянские артисты. Сотни богатых купцов и помещиков, близлежащих и удаленных губерний стремились провести здесь свободное время, а это давало, в свою очередь, новые деловые контакты и приток денежных средств в бюджет города.
     Значительное внимание уделялось герцогом строительству и благоустройству города, ведь устроенность жизни в Одессе - залог ее дальнейшего процветания. Тем, кто строил дома, предписывалось садить деревья вокруг дома, дабы увеличить количество зелени, спасающей город и его жителей во времена жары и зноя. Этот факт, как и многие другие свидетельствует об подвижнической роли, которую сыграл Ришелье в деле озеленения города. Сколько труда, упорства, наконец, таланта пришлось приложить герцогу, чтобы вырастить первые акации, гледичии, яблони, вишни, абрикосы в условиях ограниченности в пресной воде и периодических суховеев и пылевых бурь. Почти во всех личных письмах Ришелье к своим знакомым и друзьям содержалась просьба о присылке тех или иных семян и черенков растений.
     В Одессе, на улице Сабанеев мост, находится здание Дома ученых, притягивающее взгляды прохожих. Уже 80 лет существует этот центр науки и культуры, принимающий из года в год эстафету научной общественности разных поколений, объединяющий широкий спектр научной и культурной жизни нашего города. Но мало кто знает его историю.

особняк Толстых (Дом ученых)      Здание было построено в классическом русском архитектурном стиле в 1832 году, для помещика штаб-ротмистра Хорвата, архитектором Торричелли. Оно представляло собой двухэтажный особняк с небольшим садиком, неброский снаружи, но очень красивый и уютный изнутри. В 1838 году это здание выкупил граф Толстой (украинская ветвь известного рода Толстых).
     Родоначальником Толстых, которые подарили миру такие имена как Лев и Алексей Толстые, был Петр Андреевич, стольник Петра I, друг и особо приближенный царя. Когда Петр I был при смерти часть дворянства, не желающая признавать его жену и детей, хотели возвести на престол сына от первого брака - царевича Алексея. Тогда Петр Андреевич поехал в Италию, похитил и умертвил царевича. Этот факт свидетельствует о преданности Петра Андреевича уже умирающему государю. Подтверждений такой верности на протяжении всей жизни Петра Андреевича имеется немало. По легенде царевич Алексей проклял род Толстых. И действительно, у украинской ветви по мужской линии была сухотка спинного мозга. Да и русских Толстых нельзя назвать счастливыми.
     Петр Андреевич женил своего сына на дочери гетмана Скоропадского, этот союз дал жизнь украинской ветви Толстых. Вообще, в роду украинской ветви были и поляки, и немцы, и шотландцы.
     От союза Михаила Дмитриевича Толстого с Екатериной Камбурлей родился сын, Михаил Михайлович, жизнь которого и связана с историей Дома Ученых.

***

     Украинские Толстые (или как их еще называют одесские Толстые) были одними из самых богатых помещиков Причерноморья. В то время богатство определялось по количеству земель, их владения исчислялись в 28 тысячах десятин.
     В своем родовом имении - Онуфриевке, которое находилось в Елисаветградской губернии, Толстые построили кирпичный завод. В Доме Ученых имеется экземпляр такого кирпича с инициалом Толстых, который предоставили жители Онуфриевки, поскольку и само имение было построено из этого кирпича, так же как и город Елисаветград (ныне Кировоград). В онуфриевской школе в советское время преподавал известный педагог - Василий Александрович Сухомлинский. Также Толстые построили конный завод, где выращивали породистых скакунов, которых продавали европейцам.
     Толстыми были созданы уникальные Дендро-парки. Два - в Херсонской, один - в Кировоградской областях.

***

     В 28 лет Михаил Михайлович влюбился в пятнадцатилетнюю прачку, работавшую в их доме. У них завязался роман. Родители не хотели считаться с любовью сына, но его чувства были сильными.
     Девушку звали Елена Григорьевна Смирнова. В прошлом ее родители были крепостными у помещиков Сиверс. Помещица Сиверс дала семье Елены вольную. В вольной идет описание семьи. Отец - рыжий, плюгавый, кривоногий, не блещут красотой мать и сестра. Елена же была не похожа на них, высокая, темноволосая, красивая. Все свидетельствовало о ее высоком происхождении. Родителями Елены не могли быть Смирновы. В пользу этого свидетельствует и тот факт, что помимо вольной им были даны некоторые материальные средства для того, по-видимому, чтобы они смогли обосноваться в Одессе.
     Непризнание любви Елены и Михаила длилось на протяжении многих лет. За это время у них родилось двое мальчиков, старший Константин и младший Михаил. В конце концов, отец понял: это - любовь. Но в то время графу жениться на бывшей крепостной было нелегко. Им нужен был поручитель. Таковым выступил граф Воронцов, который направил прошение государю императору Николаю I, и через неделю разрешение было получено курьерской императорской почтой. Сыграв свадьбу, молодые уехали в свадебное путешествие в Швейцарию и Италию. В Италии итальянский художник Морелли написал портрет Елены (который впоследствии был случайно обнаружен в одесском музее Западного и Восточного искусства). По приезду отец и подарил им особняк, выкупленный у Хорвата. Официальной хозяйкой особняка считалась Елена.
     Михаил Михайлович и Елена Григорьевна жили в любви, но уединенно. Общество не принимало Елену Григорьевну, у них было мало друзей. Свою жизнь они посвятили меценатству.
     При доме ими было открыто пристанище для странников и нищих, где они могли подкрепиться и переночевать. Когда братья Толстые ездили в Австрию, Константину в гостинице стало плохо (он очень страдал от семейной болезни, никакие врачи не могли спасти его, и он умер в возрасте 25 лет), держатель гостиницы вызвал скорую помощь. Так Михаил впервые увидел ее в действии. Вернувшись домой, он создал первую, конную скорою помощь в Одессе (теперь помещение медицинского университета). При ней были организованы курсы медсестер и фельдшеров. Покровительствуя бедным молодым людям, мечтающим быть врачами, Толстой оплачивал их обучение в Новоросийском университете. Работая в скорой помощи, никто не имел права брать деньги у пациентов, если такое случалось, служащие увольнялись и лишались права медицинской практики навсегда.

Публичная библиотека, итальянский архитектор Бернардацци, сейчас Государственная Научная библиотека им. М.Горького
     Также Михаил Михайлович-младший профинансировал на 50% строительство библиотеки (сейчас это государственная научная библиотека имени Горького - одна из лучших в Украине), а также купил землю под библиотеку и отдал ее самой библиотеке. Они с матерью передали библиотеке 4 тысячи книг вместе с дубовыми шкафами. Впоследствии, Михаил Михайлович был назначен директором-попечителем библиотеки. Во время революции, уезжая, Толстые собрали по своим имениям все имеющиеся у них книги и лошадьми привезли в Одессу, подарив библиотеке (по свидетельству современников их было около 40 тысяч).
     Михаил Михайлович - старший был попечителем Одесского Городского театра. Когда же театр, который видел еще Пушкина, сгорел, он вложил 80% средств в строительство нового Оперного театра, архитекторами, которого стали австрийцы Фельнер и Гельмер (они были рекомендованы Толстым и выиграли конкурс).


Публичная библиотека, итальянский архитектор Бернардацци, сейчас Государственная Научная библиотека им. М.Горького
     Первый телефон в Одессе на средства Толстого-старшего был проведен из Оперного театра в особняк Толстых. Михаил Михайлович любил слушать оперу по телефону.
     Елена Григорьевна открыла приют для девочек с Молдаванки, где некогда жила и сама. Позже ею был открыт институт благородных девиц. Для его создания она писала прошение государю-императору. Это был второй институт в России после знаменитого Петербургского Смольного. В институте заканчивали свое обучение, получив высоко-светское образование, девочки из приюта. Одновременно здесь воспитывались девушки из богатых семей - на платной основе. У сирот - воспитанниц Елены Григорьевны, благодаря благородному воспитанию, появились достойные кавалеры, и они были удачно выданы замуж. Елена Григорьевна каждой из них дала хорошее приданное.
     При доме Толстых была открыта воскресная школа для детей бедняков. В ней Елена Григорьевна преподавала русскую словесность, что свидетельствует об ее образованности и более высоком происхождении.

Достройка к имевшемуся особняку Толстых для картинной галереи      В 1898 году Михаил Михайлович-младший достроил к уже имеющемуся архитектурному комплексу еще один прекрасный особняк в стиле позднего барокко - для картинной галереи, одной из богатейших в России. Его архитекторами стали Фельнер и Гельмер некогда построившие Оперный театр. Сейчас это Зеленый зал Дома ученых. Пристройка заметно отличалась от здания особняка внешней архитектурой и обилием украшающих ее деталей. Ее потолок был стеклянным и прозрачным, это улучшало восприятие картин. Михаил Михайлович поместил в галерее картины своих любимых художников: Гойи, Веласкеса, Рембрандта, Ван Эйка и других.

Парадный въезд в особняк Толстых      Спальня Елены Григорьевны была намного больше, чем у Михаила Михайловича. Зеркало в ее спальне - это вход в спальню Михаила Михайловича, задекорированный от посторонних глаз.
     В доме был особо любимый мужчинами семьи Толстых салон, (сейчас - Шелковая гостиная), история которого такова. За создание скорой помощи и меценатство Михаил Михайлович-младший получил от царя перевязь с орденом Станислава II степени. Но Михаил Михайлович не был щеголем, не носил ни мундира, ни перевязи, ни орденов. Друзья же донимали его вопросами и просьбами показать царский подарок. В конце концов ему это надоело и он заказал в Китае шелковое полотно по образцу перевязи. Этим полотном и была отделана вся комната. Больше никто не задавал ему вопросов. В 50-е годы ХХ века в Шелковой гостиной произошел пожар, его удалось потушить. Но полотно на стенах сильно пострадало. Оставили только два наименее пострадавших от огня фрагмента, чтобы сохранилась память об оригинале. Для оставшейся части стен было заказано такое же полотно у знаменитых ткачей из города Иваново.

Белый зал
     Белый зал с веницианскими стеклами зеркал - гостинная Толстых. В советское время здесь снимались сцны с Лувром фильм "Дартаньян и три мушкитера".      Мраморная гостиная (ранее столовая) облицована искусственным мрамором (новое веяние на то время - изобретение одесского мастера, профинансированное Толстыми).
     Сейчас в этой гостиной находится рояль Листа, который долгое время был в нерабочем состоянии. Но в 2002 году нашелся народный умелец из Кривого-рога, который и смог починить и настроить его. Рояль был сделан по специальному заказу Листа известной немецкой фирмой "Шрёдер" филиал, которой находился в Санкт-Петербурге. Как же он попал в Одессу?

Рояль Листа

     В 1847 году Ференц Лист с роялем гастролировал в Одессе. При отъезде, поднимая рояль на пароход, грузчики уронили его. Лист был взбешен случившимся. Говорят, даже своей тростью побил одного из виновников. Рояль был поврежден, он оставил его в порту и расстроенный уехал из Одессы. Инструмент остался в нашем городе. Уже в 90-х годах ХХ века об этой истории узнал один из членов общества "Одессика"; Дома ученых и начал свои поиски. Вскоре он отыскал в школе имени Столярского (школа талантливых юных музыкантов) за кулисами похожий рояль, только черного цвета. После реставрации, открывшей уникальную роспись на рояле, сомнения отпали - это инструмент Листа. Из уважения к открытию члена общества "Одессика" рояль передали Дому ученых.

     Когда началась революция, Толстые уехали в Онуфриевку, где Михаил Михайлович-младший был вскоре арестован. Но жители села пошли с прошением к местным властям, и Толстой был отпущен. Получив сопроводительные документы, семья смогла беспрепятственно покинуть страну. Михаил Михайлович-младший, Елена Григорьевна и управитель их имения с родными уехали в Женеву. Там и находятся ныне их могилы.

***

     После октябрьской революции 1917 года Владимир Ильич Ленин издал указ о передаче лучших особняков ученым. В Советском Союзе 35 Домов ученых были элитарными, в которые вход был разрешен лишь ученым. И только в Одесский Дом ученых вход был свободным, что и сделало его общенародным культурным центром.
     Во время второй мировой войны в здание рядом с Домом ученых попала бомба. По всем законам баллистики от волны взрыва должна была разрушиться половина здания. Но в задних комнатах лишь выбило стекла. Почему - это так и осталось загадкой.
     После отвода советских войск в Одессу вошли румыны, а поскольку в Доме ученых были хорошие апартаменты и конюшни, они привлекли внимание одного из кавалерийских подразделений. Говорят, солдаты еще ставили коней в стойло, а офицеры уже начали грабить Дом ученых.
     Военным Комендантом Одессы был немец, который, узнав об этом, запретил грабеж, заявив, что в "храме искусства" не будет конюшен. Впоследствии захватчики Одессы согнали сюда всех ученых, не выехавших в эвакуацию, дабы показать, как они ценят науку, а заодно и убедить жителей Одессы и других городов, что интеллигенция принимает оккупантов. Ученым ничего не оставалось, как подчиниться. Но это и спасло Дом ученых, который продолжал работать и при оккупантах.
     В 1944 году, когда немцы оставляли Одессу, они заложили в Дом ученых 20 мин. Но по счастливой случайности мины были обнаружены. Это произошло так. Когда советские войска вошли в город, и началось его разминирование, взвод саперов направлялся к Оперному театру. В нем был молоденький солдатик-новобранец с собакой. Этого-то солдатика и послали определить, не оставили ли немцы в Доме ученых мин. Молодой сапер по фамилии Дымченко нашел и разминировал их. Дом ученых был спасен еще раз.

***

     Уже в наше время в 1998 году была организована выставка прижизненных портретов Толстых: Михаила Дмитриевича, Михаила Михайловича-старшего, Михаила Михайловича-младшего и Елены Григорьевны. Картины были расположены в будуаре Елены Григорьевны. Когда все они были подвешены, портрет Михаила Михайловича-старшего, неожиданно упал. Проверили причину: крюк не сломался, веревка не оборвалась, будто чья-то невидимая рука сбросила его. Портрет повесили на место. На следующий день должна была состояться презентация выставки. Когда все были в Белом зале, расположенном рядом с выставкой вбежала перепуганная вахтерша и сказала, что в Зеленом зале, где ранее была картинная галерея, прорвало трубы над стеклянным потолком, и горячая вода льется по стенам. В это же время раздался звонок из Художественного музея (в запасниках которого находились мужские портреты Толстых), что там начался такой же потоп. Директора музея вызвали с презентации. Прошло время, все высохло: ни в Доме ученых, ни в Художественном музее не осталось следов потопа.
     Как утверждают парапсихологи, все эти события вызвал разбуженный дух Михаила Михайловича-старшего. Он показал, кто в доме хозяин, но в тоже время дал понять, что не желает никому зла.
     В 90-х годах ХХ века Дом ученых хотели отнять под бизнес-клуб, но директор- Галина Валентиновна Терещенко сумела добиться, дойдя до ЮНЕСКО, чтобы Дом ученых остался достоянием Одессы и одесситов.

Комната музея Дома ученых      Сейчас существует музей Дома ученых, созданный его директором и открытый в 2000 году. На протяжении 10-и лет Галина Валентиновна Терещенко собирала имеющиеся сейчас в музее экспонаты и документы. Благодаря ее усилиям Одесский Дом ученых (единственный из культурных заведений города) после перестройки сохранил свой статус дворца культуры, который бесплатно предоставляет свои ценности всем, кто приходит в этот теплый и гостеприимный дом.
     В нынешнее время в Украине сохранилось несколько Домов ученых. Но активно работают только два: в Одессе и в Киеве. В Одесском Доме ученых и по сей день, функционируют и создаются разнообразные общества, проводятся выставки и презентации во всех (многих) областях науки и культуры.

апрель 2003 года

     Александр Михайлович де-Рибас, потомок первостроителей города, состоял членом правления Дома ученых в 1924 - 1925 годах, также был председателем Пушкинской комиссии. Именно он ввел слово "Одессика", ставшее впоследствии названием крупнейшей краеведческой организации Дома ученых.
     В Одесской государственной научной библиотеке им. М. Горького 21 февраля 2004 года проводилась краеведческая встреча "Одесса - Италия: страницы истории", проводимая президентом Одесского комитета Итальянского Национального общества им. Данте Алигьери Демьяновой Людмилой Ивановной. Также представлялась выставка приуроченная встрече.
     Один из тематических разделов был посвящен истории деятельности рода Демидовых. Тема благотворительности русских горнозаводчиков Демидовых достаточно широка. Мне же хотелось освятить деятельность во Флоренции и Одессе "флорентийской ветви" рода Демидовых - князей Сан-Донато.
     Герб Демидовых князей Сан-ДонатоВ Италии имя Демидовых стало известно в 1815 году. Николай Никитович Демидов, основатель "ветви", с этого года был назначен российским посланником во Флоренции.
     За время пребывания в тосканской столице он учредил дом презрения бедных, детскую школу и приют, основал художественный музей и богатейшую картинную галерею. В знак благодарности и уважения флорентийцы одну из площадей, вблизи Демидовского дома призрения, назвали Демидовой и на этой же площади поставили щедрому меценату памятник из белого мрамора, представляющий Николая Никитовича в римской тоге, обнимающего больного ребенка, а у ног его расположены четыре скорбные статуи (1871 год).
     В Одессе же он упоминается как один из жертвователей на сооружение памятника городскому голове - герцогу Ришелье (1822-1827). Также в начале 1800-х годов Николай Никитович купил в Тираспольском и Херсонском уездах (сейчас это территория Одесской области), 18 тысяч десятин земли с незначительным населением и перевез сюда крестьян из своих северных вотчин. Здесь он занимался новаторством в сельском хозяйстве.
     Младший сын Николая Никитовича Анатолий Николаевич, служил в министерстве иностранных дел и состоял при русском посольстве сначала в Париже, затем в Риме и в Вене.
     В 1840 году Анатолий Николаевич женился на Матильде де Монфор, родной племяннице Наполеона Бонапарта. И именно тогда великий князь Леопольд ІІ Лорранский пожаловал Анатолию тосканский титул князя Сан-Донато, который Николай І носить ему в России не разрешил. Через пять лет супруги развелись.
     На вилле в Сан-Донато Анатолием Николаевичем был выстроен домовой храм. В то время (1857 год) в самой Флоренции русской церкви еще не существовало, поэтому Демидовский домовой храм стал центром духовной жизни русских тосканцев. Здесь же им была основана шелковая фабрика. Анатолий Демидов продолжал пополнение открытой его отцом картинной галереи, покровительствовал художникам и стремился познакомить итальянцев с их творчеством.
     В Одессе Анатолий Демидов известен как жертвователь двух тысяч рублей в 1839 году на "учреждение и построение женского монастыря с училищем при нем для сирот духовного звания" и как жертвователь немалых сумм на благоустройство глазной [офтальмологической] больницы.
     Умер Анатолий Николаевич в 1870 году бездетным. Его племянник Павел Павлович Демидов в 1872 году получил по наследству княжеский титул Сан-Донато от итальянского короля Виктора-Эммануила II и унаследовал принадлежавшее дяде, Анатолию Николаевичу, княжество Сан-Донато. В этом же году Павел Павлович получил Высочайшее дозволение императора Александра II, как и его потомки, носить в России иностранные ордена - Св. Маврикия и Лазаря, и Итальянской короны, а также и титул князя Сан-Донато. 20 января 1877 года Высочайше был утвержден герб князей Сан-Донато, содержавший эмблемы как герба Флоренции и местной общины, так и княжеские итальянские регалии (мантия с золотыми звездочками и шлем).
Флорентийская медаль      Павел Павлович продолжал обогащать виллу Сан-Донато выдающимися произведениями искусства. Во Флоренции, где он часто жил с семьей на вилле Сан-Донато, а затем в приобретенном им бывшем имении Медичи Пратолино, им были открыты дешевые столовые для бедных, ночлежные приюты, школы и передана муниципалитету крупная сумма денег на облицовку мрамором фасада собора Санта Мария дель Фьоре. За эти пожертвования Павел Павлович и его жена были избраны муниципалитетом почетными гражданами Флоренции, а в 1879 году в их честь на деньги, собранные по подписке, была выбита золотая медаль с изображением Павла Павловича и его жены Елены Петровны Демидовых. На обратной стороне медали (реверсе) надпись по-итальянски: КНЯЗЬЯМ ПАВЛУ И ЕЛЕНЕ ДЕМИДОВЫМ САН-ДОНАТО - БЛАГОДАРНАЯ ФЛОРЕНЦИЯ.
     Несколько позже в знак благодарности за пожертвования, сделанные князем городу, на фасаде собора Санта Мария дель Фьоре был помещен фамильный герб Демидовых, под которым расположена надпись "Paolo Demidoff".
     В 1880 году Павел Павлович продал на аукционе виллу Сан-Донато вместе со всем ее содержимым, подарив русской православной церкви во Флоренции (тогда еще временной) богатую церковную утварь, иконы, деревянные панели и великолепные резные двери работы знаменитых братьев Барбетти.
     В этом же году началось флорентийское храмостроительство, в книге для сбора средств, на строительство русского православного храма, присланной духовной консисторией из Петербурга в Италию, среди первых жертвователей записано и имя князей Сан-Донато.
     Скончался Павел Павлович Демидов во Флоренции в 1885 году. Прах его был перевезен в Нижний Тагил и захоронен в родовой усыпальнице Демидовых в Выйско-Никольской церкви.
     После смерти мужа его вдова Елена Демидова, унаследовав все состояние и имущество мужа, пожертвовала на строительство русской флорентийской церкви крупную сумму денег, составившую почти пятую часть всех расходов на постройку (в память об этом над входной дверью установлен небольшой образ св. царицы Елены, покровительницы княгини Е.П. Демидовой).
Имение Демидовых-Сан-Донато в Одессе      Итак, Елена Петровна осталась одна с пятью детьми на руках: два сына и три дочери, младшей из которых было чуть больше года. В начале 1890-х годов она из Киева переехала с детьми в Одессу, где прожила более 25 лет, часто бывая при этом и во Флоренции. Но даже тогда, как мы могли убедиться, она не перестала заниматься благотворительностью, активно участвуя в жизни двух городов - Флоренции и Одессы.
     В 1902-03 годах оказалось, что имеющихся средств на завершение строительства Храма русской православной церкви во Флоренции не достаточно. В этот трудный момент на помощь опять пришла княгиня Е.П. Демидова Сан-Донато - храм удалось возвести к намеченному сроку. В 1903 году, наконец, был построен во Флоренции русский православный Храм с верхней церковью Рождества Христова и нижней церковью - Никольской, во имя святителя Николая Мирликийского. Нижняя церковь являлась историческим продолжением домового храма князей Демидовых, основанного в 1840 г. на их вилле под Флоренцией в Сан-Донато. Сохранилось и посвящение в честь небесного покровителя Николая Никитича Демидова, основателя "флорентийской ветви" семейства. Так же в нижнем храме русской православной церкви находятся две мемориальные доски с надписью на русском и итальянском языках: "Храм сей своим благолепием обязан Павлу Павловичу Демидову, князю Сан-Донато и его супруге Елене Петровне, урожденной Трубецкой".

Вадим Васльевич Костроменко Директор Музея Кино - Вадим Васильевич Костроменко (direttore del Museo Cinemotografica Vadim Costromenco)

     В Одессе Елена Демидова жила в своем имении на Французском бульваре (территория нынешней Одесской киностудии). Само имение небольшое, но очень уютное, расположенное невдалеке от моря. Интересно отметить, что фасад здания украшен барельефами из итальянского белого мрамора, на которых изображены деятели культуры и политики Италии и России. Конечно же в имении была возведена и небольшая домовая церковь. Слева от парадного въезда расположен барельеф с гербом, относящимся к мужской. Во внутреннем дворике растут, напоминая всем о прекрасной стране, трехметровые итальянские пинии, привезенные Демидовой из самой Италии. Это, хочется заметить, очень радует душу.
Барельеф Данте      А над окном церкви размещен барельеф с бюстом Данте Алигьери. Над барельефом Данте красуется родовой герб, относящийся к женской половине рода.

     Но опечаливает тот факт, что "одесский памятник" роду Демидовых, князей Сан-Донато находится в очень плохом состоянии.
     Если в нем и теплится жизнь, то только благодаря экс-председателю Союза Кинематографистов Украины в Одессе, режисеру - Вадиму Васильевичу Костроменко. Расположившись в бывшем особняке, он сохраняет одесситам поистине памятник архитектуры. Именно Вадим Васильевич поведал мне прекрасную историю о пребывании здесь "русских флорентийцев".

     Вадим Васильевич созал в осабняке Музей Кино,а самое главное сохраняя особняк, Вадим Васильевич сохранил уникальные и интереснейшие экспонаты, связанные с созданием фильмов на нашей, Одесской киностудии...
     За это ему отдельное и огромнейшее спасибо!!! И низкий поклон...

Женский родовой герб
Мужской родовой герб      Вернувшись к самой Елене Петровне хочется сказать, что вела она жизнь ограниченную узким кругом друзей, но в тоже время являлась "крупной величиной среди одесского интеллигентного общества". Княгиню Сан-Донато знали все, имя ее было на устах представителей разных слоев населения города. Причина такой исключительной известности коренилась в необыкновенной доброте сердца Елены Петровны, в ее отзывчивости и безмерной щедрости.
     Елена Демидова жертвовала суммы до 5 тысяч рублей на разного рода благотворительность.
     На постройку новых зданий для духовной семинарии; на строительство монастырей и церквей (Свято-Ильинского мужского монастыря, Архангело-Михайловского женского монастыря, церкви Св. Георгия Одесского кадетского корпуса и др.); на проведение Рождественских праздников. Княгиня вносила плату за воспитанниц Епархиального женского училища; из процентов денежных капиталов, которые были внесены Еленой Демидовой "на вечное время семинарии", нуждавшимся в деньгах студентам выдавались пособия для "первоначального обзаведения". Елена Петровна вносила деньги на строительство спасательной станции под Одессой, на ее средства содержалась второклассная мужская школа. Княгиня Сан-Донато состояла в разных благотворительных обществах города, например, в Одесском женском Благотворительном обществе, руководимом княгиней Воронцовой. Еще долго можно продолжать список сделанного во благо Одессы Еленой Демидовой… Но не смотря на такую широкую деятельность княгиня так и не вышла замуж, хотя желающих было хоть отбавляй. Елена Петровна пронесла в сердце любовь и теплоту отношений с мужем до конца своей жизни.

Имение Демидовых-Сан-Донато в Одессе, внутренний дворик      Умерла Елена Петровна Демидова, княгиня Сан-Донато в Одессе 28 июля 1917 года и была похоронена в ограде Архангело-Михайловского женского монастыря, который до настоящего времени не сохранился.

Имение Демидовых-Сан-Донато в Одессе, парк      После смерти матери эстафету благотворительности подхватила ее средняя дочь - Мария Павловна. Еще при жизни Елена Демидова отдала имение Пратолино во Флоренции в качестве свадебного подарка своей дочери, вышедшей замуж за князя С.С.Абамелик-Лазарева.
     И именно имя Марии Павловны получило широкую известность во Флоренции в послереволюционный период. В отличии от большинства русских флорентийцев, Демидовы не утратили своего состояния. Главную поддержку Русской церкви во Флоренции и отдельным ее прихожанам оказывала именно М.П. Демидова (в замужестве Абамелек-Лазарева), княгиня Сан-Донато. Многим людям она платила ежемесячное пособие, содержала настоятеля и церковный хор. Мария Павловна оказывала поддержку не только эмигрантским организациям - "Русское собрание", "Русский красный крест", "Русская колония в Тоскане" и русской православной церкви во Флоренции, но и церквям в Риме и Бари, а также находившемуся в Бари Никольскому подворью, где останавливались русские паломники, приезжавшие поклониться мощам Св.Николая Мирликийского.
     В 1930 году Мария Демидова сама стала старостой флорентийской русской церкви. Также она имела почетное звание попечительницы русской церкви в Риме. Мария Павловна охотно помогала частным лицам и откликалась на просьбы русских аристократов.
     Умерла Мария Павловна Демидова в 1955 году в возрасте 78 лет в Пратолино, где и похоронена. На могиле Марии Павловны стоит русский православный крест с фотографией покойной, а рядом в любое время года можно видеть живые цветы. Кто и когда их туда приносит, как рассказывают местные служители, никто не знает.
     Мария Павловна завещала Пратолино и находившиеся там художественные ценности своему племяннику, сыну родной сестры Авроры, сербскому принцу Павлу Карагеоргиевичу. Наследник, князь Павел, в память о церковно-общественной деятельности Марии Павловны, пожертвовал общине крупную сумму денег.
     Старшая сестра Марии Павловны, Аврора Павловна Демидова, бывшая во втором браке замужем за итальянским графом Николло Ногера, скончалась в Италии 2 июня 1904 года, оставив после себя дочь Елену, внук которой Александр Тиссо 1956 года рождения с женой Катариной и двумя детьми Симоной и Пьером сейчас живет в Англии.
     Младшая сестра Марии Павловны, Елена Павловна Демидова, долгие годы вместе с сестрой жила на вилле Пратолино. После смерти Марии она была помещена в дом престарелых в Аллари близ Флоренции, где скончалась 28 марта 1959 года. Там же она была и похоронена. В 1999 году Александр Тиссо перевез прах Елены Павловны Демидовой в Париж и перезахоронил его в родовой усыпальнице Демидовых на кладбище Пер-Лашез. В этой же усыпальнице покоится и прах Павла Павловича Демидова младшего (родного брата Авроры, Марии и Елены Демидовых), умершего во Франции 17 апреля 1909 года.

Статуя в парке Вилла Демидофф, фотография из итальянского журнала 1995г.      В 1969 году Павел Карагеоргиевич продал Пратолино и значительную часть демидовской коллекции на аукционе "Сотбис", правда, подарив Флоренции кое-что из фамильного собрания.

парк Виллы Демидофф, фотография из итальянского журнала 1995г.
     В 1980 году Пратолино купила администрация Флорентийской провинции, с тем, чтобы устроить в бывшей русской усадьбе общественный парк-музей "Вилла Демидофф" с концертно-выставочной деятельностью.
     В отличие от Пратолино, бывшую демидовскую виллу Сан-Донато постигла печальная участь. Во время второй мировой войны вилла Сан-Донато была вконец разорена квартировавшими в ней немцами. После войны вилла отошла к флорентийской администрации, и вскоре рядом с ней вырос новый городской квартал. Сейчас здесь можно увидеть только сильно обезображенный усадебный дом, обветшавшие здания Одеона (театра) и домашней церкви, а также парадные ворота, давно утратившие свою былую роскошь. Напоминанием о погибшей усадьбе служат лишь названия главных улиц нового квартала: виа Сан-Донато и виа делла Вилла Демидофф.

     Во Флоренции в галерее современного искусства Палаццо Питти есть так называемый Демидовский зал, где сегодня можно увидеть парадный портрет Анатолия Демидова кисти К.Брюллова, портреты Матильды де Монфор, бюсты Николая Никитовича и Павла Николевича Демидовых, цветные литографии с изображением внутреннего убранства виллы Сан-Донато, макет памятника Николаю Демидову во Флоренции работы Л.Бартолини и др.
     Сейчас в России существует Международный Демидовский Фонд, членами которого являются потомки рода живущие как в России, так и за рубежом.


     У каждого старинного особняка должна быть своя легенда. Она есть и у нашего особняка Демидовых, князей Сан-Донато, расположенного на Французском бульваре.
     Итак, легенда, рассказанная старой садовницей работавшей у Демидовых-Сан-Донато работникам киностудии в послереволюционное время, такова…

     Жила в Одессе, как уже писалось выше, с конца 1890-х годов Елена Демидова, княгиня Сан-Донато и было у нее трое дочерей, младшая из которых была лет 20-и, и звали ее тоже Еленой. Посватали юную Елену за телеграфиста (по-современному - инженера) железной дороги, должность на то время новая и престижная. Увы, имя его осталось нам не известным.
     У этого жениха до помолвки была невеста с Молдаванки (знаменитый район Одессы, в котором в дореволюционное время жил бедный люд, а потом разного рода воры и бандиты) и звали ее Соня. Узнав о помолвке она решила отомстить Елене за то, что та отобрала у нее жениха.
     Демидовы-Сан-Донато были известны во всем городе своей благотворительностью, двери их дома всегда были открыты для посетителей, именно этим и воспользовалась мстительная Соня.
     Она пришла в дом Елены как посетительница и когда, ничего не подозревавшая, девушка вышла к ней, Соня плеснула кислоту ей в лицо. Елена чудом успела закрыть глаза, сохранив благодаря этому их неповрежденными, но все лицо было изуродовано, да так, что несчастная девушка не могла выйти днем на улицу и лишь по вечерам совершала прогулки. Новоиспеченный жених сразу же пропал. Отчаявшаяся 20-ти летняя девушка однажды даже пыталась повеситься в домовой церкви, ее сняли прямо из петли.
     Так мучалась Елена пять лет, в конце концов, родители отправили ее в Италию, во Флоренцию, где у них было свое имение. Во Флоренции Елена организовала приют для детей сирот, в благодарность за это, на одном из мостов города ей установлен памятник из белого мрамора.

     Вот такая печальная легенда связала Демидовых-Сан-Донато, Одессу и Италию.

     Доказать или опровергнуть эту легенду я не смогла, поскольку наткнулась на несколько противоречивые факты.
     С одной стороны в Государственной научной библиотеке им. М. Горького, имеется родословная Демидовых, где в ветви Сан-Донато указывается, что Елена Павловна Демидова, княгиня Сан-Донато была дважды замужем, причем в течение пяти лет.
     По другим же данным, после смерти матери в 1917 году, она жила в Италии со своей сестрой Марией, а когда та умерла, ее отдали в приют, где она и была похоронена, а уже позже перезахоронена своим племянником. Это может свидетельствовать о том, что она была одинокой. В литературе ее фотографии не встречаются. Но мне, все же, попалась одна - из итальянского журнала, где Елена сфотографирована в профиль, возможно, что одна сторона ее лица и хранила следы мести…




© 2005-2014
http://www.lavita-odessita.com
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна
e-mail:lavita.odessita@mail.ru